шоггот на крыше
i'll hug your mum
Написано на непринятую заявку первого кинк-тура Sherlock BBC Fest
Название: Пять минут
Заявка: Шерлок-оборотень, превращается в котика. Секс с Джоном в виде животного. Обоснуй любой.
Предупреждения: ООС, AU; зоофилия; крэк-фик

Поздний вечер - лучшее время суток. Он зовет тебя расслабиться перед тем, как окончательно наступит ночь, он усаживает тебя в кресло, он прикрывает твои глаза, он воплощает чистый отдых. Еще не сон, но уже и не вполне бодрствование. Он замедляет твои движения, он успокаивает твое дыхание, укутывает в тепло электрического света и уютных стен.
Джон лениво скользит взглядом по строчкам электронного документа. Уже не так просто фокусировать взгляд, но еще не настолько, чтобы идти спать. Ему тепло. Тепло и лениво. Спокойно.
Мало что способно вывести его из равновесия, так что, уловив краем глаза какое-то движение, он только неторопливо поднимает взгляд.
Никого.
В квартире тихо. Шерлок ушел по каким-то одному ему известным детективным делам, миссис Хадсон отправилась спать пораньше, пожаловавшись на боль в бедре.
Джон остался один, собираясь спокойно провести вечер за ноутбуком, медленно переключая вкладки и скорее разглядывая буквы, чем действительно читая.
Он смотрит в сторону окна, задумчиво представляя себе темное, уже абсолютно ночное небо. Мы отрезаем себя от него, думает Джон. Мы отрезаем себя и от земли, оставаясь висеть в пустоте, застывая где-то на середине. Нет ничего, за что можно было бы уцепиться, за что можно крепко держаться, как это делали наши предки. Все, что нам остается, это ровный свет электрических ламп, который мы научились считать уютным.
Ноутбук работает почти неслышно, заново навевая было рассеявшуюся дремоту. Джон глубоко вздыхает, и вытягивает ноги, слегка прищурившись от удовольствия.
Движение.
Когда Джон поднимает голову, напротив него стоит кот.
Он не шевелится, просто смотрит, а Джон вздрагивает от смутного ощущения неправильности. Что-то не так с этим котом. Что-то очень неправильно. Что-то вроде его.
Глаз.
С пушистой кошачьей морды на Джона смотрят совершенно человеческие глаза.
Когда он понимает это, кажется, воздух сам устремляется в его легкие, заставляя захлебываться, мешая дышать, не давая издавать какие-либо звуки, двигаться, позволяя только смотреть, широко раскрыв глаза.
Кот приближается.
Он делает шаг. Другой. Мягкая кошачья походка, беззвучная, грациозная. И жуткий немигающий взгляд, любопытный, настойчивый. Пугающий. Связывающий мышцы Джона, кровь Джона, мысли Джона, не дающий пошевелиться.
А потом Джон узнает глаза - глаза на кошачьей морде - их нельзя не узнать, он смотрел в них еще сегодня утром, и воздух из его легких устремляется обратно, вырываясь на свободу вместе с кашлем, вместе с хрипом.
Джон может дышать.
Джон может только дышать.
Кот подходит ближе. Он никуда не торопится, он никуда не спешит. Он не отрывает взгляд от Джона, не давая ему пошевелиться. Кот подходит все ближе.
Джон вздрагивает и откидывается на спинку кресла, когда он запрыгивает на его колени. Твердые кошачьи лапы сперва переминаются с места на место, разыскивая устойчивое положение.
Кот смотрит. Он наклоняет голову набок, изучая, запоминая, анализируя. На секунду Джону кажется, что кот улыбается - но это было бы уже слишком.
Кот мурлычет. Трется мордой о его плечо. Задевает усами лицо.
Джон дышит.
Кот старательно заглядывает в его глаза. Шершавым языком проводит по щеке.
Джон дышит.
Кот – маленький паровой двигатель, в нем кипит, в нем гудит, в нем клокочет и переливается шумное кошачье удовольствие.
Джон дышит.
И когда небольшая лапка с острыми когтями проводит по его груди, разрывая одежду, царапая кожу. И когда шершавый язык зализывает эти ранки.
- Шерлок, - говорит Джон.
Кот поднимает голову и облизывается. Его усы смешно торчат, его глаза уже не кажутся страшными, уже не кажутся неестественными.
- Шерлок, что ты?
Теплое кошачье внимание перебирается все ниже. По ногам Джона когти проходятся куда аккуратнее, куда деликатнее, куда внимательнее. Теперь он чувствует теплое пушистое тело голой кожей, и почти не боится, что кот сделает ему действительно больно. В конце концов, это же Шерлок.
Это же Шерлок?
Больше всего Джону хочется прикоснуться к нему, зарыться пальцами в густую шерсть, приподнять мордочку, еще раз посмотреть в глаза.
Но эта мордочка сейчас слишком занята, и возможно - возможно, может быть, не исключено, что Джон может и потерпеть. О, Джон может потерпеть.
Когда кот, Шерлок - напоминает себе Джон, спрыгивает с его колен, и садится рядом, тщательно вылизывая мордочку, все, что остается доктору Ватсону, это расслабиться в кресле, и не думать о том, как было бы мило уснуть с котом (с Шерлоком, Джон!) в ногах или на подушке. Еще пять минут, и он со всем разберется.
Еще пять минут, и он обо всем подумает.
Еще пять минут.
И он обязательно откроет глаза, встанет с кресла, решит, что делать с Шерлоком. Продумает, какие вопросы задать ему утром, а какие ни в коем случае не задавать. Подумает, как им разговаривать и жить вместе дальше. Придумает, как объяснить все самому себе - и не объяснять своему психоаналитику.
Еще пять минут.

@темы: Шерлок/Джон, КИНК-ФЕСТ